Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

401-267

Как сообщает Федеральное бизнес-агентство "Экономика сегодня" Руководитель движения "Къырым" Ремзи Ильясов заявил, что крымские татары призывают Анкару пересмотреть свою позицию по политической юрисдикции полуострова.

По мнению Ильясова, признание Турцией Крыма в качестве части России будет напрямую способствовать укреплению безопасности в черноморском регионе, а также значительно ускорит преодоление политического конфликта между Москвой и Анкарой.

Ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований ВШЭ Алексей Образцов в разговоре с ФБА "Экономика сегодня" отметил, что вся эта история с восприятием проблемы Крыма со стороны Турции уходит в глубокое прошлое.

"Крымское ханство было вассальным, полунезависимым государством в составе Османской империи. Таким образом, Крым после Румянцевских походов, совершенных во второй половины XVIII века, приобрел сначала полную политическую независимость при сохранении так называемого духовного протектората Халифа-Султана, а затем был включен в состав России. При этом, в Турции достаточно много людей, которые являются выходцами из Крыма – по крайней мере, они знают, что их предки жили когда-то на полуострове", – резюмирует Образцов.

Кроме того, по словам Образцова, крымско-татарский язык очень похож на турецкий – так исторически сложилось, хотя здесь речь идет скорее не об этническом, а о культурном родстве.

"Также между Россией и Турцией в 1774 году был заключен Кучюк-Кайнарджийский мирный договор, где также был оговорен статус Крымского полуострова. К сожалению, в то время договоры с Османской империей заключались в основном на итальянском языке, а затем уже переводились на языки договаривающихся сторон. Так вот, здесь Россия и Турция несколько по-разному трактуют положения этого договора. Например, турки утверждают, что в нем был пункт, гласящий, что если Россия утрачивает политическую власть над полуостровом, то Крым возвращается в состав Османской империи, правопреемницей которой является Турция. При этом, в русском тексте договора такого недвусмысленного положения нет", – констатирует Образцов.

Другой вопрос, как отмечает Образцов, в турецких исторических кругах, причем даже со стороны серьезных ученых, на этот счет постоянно допускаются всевозможные спекуляции.

"Эта тема по поводу восстановления турецкого протектората над Крымом поднималась в году Второй мировой войны, когда Анкара раздумывала о предложении Германии принять участие в войне с СССР, а также "неожиданно" возникла после распада Советского Союза, когда Крым фактически оказался в составе третьего государства – не в составе России или Турции. Тогда некоторая часть крымских татар и турок восприняла нахождение Крыма в составе Украины, как нарушение давних договоренностей", – заключает Образцов.

Образцов утверждает, что именно это и привело к тому, что некоторые крымские татары поддержали возвращение Крыма в состав России.

«Они восприняли это как восстановление исторической справедливости. С их точки зрения, если по-честному, кроме Турции владеть Крымом может только Россия. Конечно, нельзя говорить, что так мыслят все крымские татары, причем даже из тех, кто проживает на территории Турции, но такое мнение действительно есть", – резюмирует Образцов.

Все эти обстоятельства позволяют Турции признать Крым как часть России. По крайней мере, это будет логично с точки зрения тех исторических идеологем, которые господствуют в этой стране.

Конечно, турецкий президент Реджеп Эрдоган много раз говорил, что Турция никогда не признает Крым, но достаточно вспомнить, в каких тонах он еще неделю назад высказывался о России и что произошло потом, и сделать вывод, что эти слова про статус полуострова совершенно ничего не значат.

Эрдоган, конечно, совершил большое количество ошибок в своей внешней политике, но, при этом, он показал, что способен на гибкость, которая позволяет ему пойти на такие решения, на которые, например, никогда из-за политеса не пойдут европейские лидеры. Так что, на самом деле, есть перспектива признания Крыма со стороны Турции, конечно, в обмен на какие-то важные преференции.

"По части дипломатических и политических школ, и Россия, и Турция являются наследниками византийской традиции. При этом, текущее турецкое руководство, по понятным причинам, было принято несколько демонизировать и представлять непредсказуемыми, взбалмошными и горячими ребятами, но это не совсем так. Турецкая школа дипломатии является достаточно грамотной, причем главный исторический урок Византии, который они усвоили – это умение признавать реальность, что реальность именная такая, а не какая-либо другая", – констатирует Образцов.

На сегодня, как считает Образцов, Крым является частью России, и перспектив к изменению этой "реальности" в ближайшие десятилетия не прослеживается, что, в свою очередь, прекрасно понимают в Анкаре.

"Соответственно, здесь логика достаточно простая – если ты признаешь эту реальность и делаешь это публично, то у тебя возможность получить за эту лояльность какие-то серьезные уступки. Наверняка, этот вариант сейчас прорабатывается в Турции, так что, эта страна действительно может признать Крым в качестве составной части России", – заключает Образцов.